Уважаемые пользователи, старая система ( презентации, записи и вебинары) доступна по ссылке old.webinar.ua Данная версия работает в режиме открытого тестирования.

Автор - Евгений Храбров. Вольному воля

21.03.2010

Вольному воля, а спасенному рай
Спасая свой налоговый кредит, предприятие добилось отмены решения суда о признании незаконными учредительных документов и свидетельства плательщика НДС одного из своих контрагентов
Одним из методов борьбы налоговых органов с «фиктивными» фирмами является признание регистрации и учредительных документов таких фирм недействительными в судебном порядке. Если это им удается - значит, все без исключения контрагенты таких фирм после встречных внеплановых проверок «попадают» на НДС. То есть им как минимум придется уплатить в бюджет НДС, отнесенный в налоговый кредит по операциям с такими «фиктивными» фирмами
Таких примеров достаточно в практике предпринимательской деятельности, но наш случай особый и интересен тем, что законно действующее предприятие А сумело отстоять свое право выбирать себе контрагентов и право на налоговый кредит, а то, что некоторые предприниматели ведут противозаконную деятельность, так за этим должны следить соответствующие государственные органы. Это и подтвердило решение суда. В частности, предприятие добилось отмены решения суда о признании незаконными учредительных документов и свидетельства плательщика НДС одного из своих контрагентов, предприятия Б, чем, собственно, спасло свой НДС, отне¬сенный в налоговый кредит от уплаты в бюджет. По сути, предприятие сделало некий «ход конем» и отстаивало свои интересы за счет «разборки» между контролирующими органами и предприятием Б.
Начало спора обычно начинается с проверки
Налоговым ревизором-инспектором отдела проверок возмещения НДС была проведена внеплановая документальная проверка финансово-хозяйственной деятельности предприятия А по вопросу правильности начисления и своевременности внесения в бюджет налога на добавленную стоимость по взаиморасчетам с предприятием Б, по результатам которой был оформлен акт о результатах внеплановой документальной проверки по вопросу правильности начисления и своевременности внесения в бюджет сумм налога на добавленную стоимость предприятием А по взаиморасчетам с предприятием Б за определенный период.
Согласно акту документальной внеплановой проверкой установлено нарушение требований пп. 7.4.1, 7.4.5 п. 7.4 ст. 7 Закона «О налоге на добавленную стоимость» от 3.04.97 г. №168/97-ВР, что привело к занижению НДС за проверяемый период, в результате чего была доначислена сумма НДС.
Доначисление было обосновано нарушением требований закона об НДС, которые привели к занижению НДС за проверяемый период, выразившемуся в том, что предприятием были включены в налоговый кредит расходы по уплате налога неподтвержденными налоговыми накладными.
Одним из аргументов данного утверждения было указано обращение в суд с иском ГНИ о признании недействительными учредительных и регистрационных документов, свидетельства плательщика налога на добавленную стоимость предприятия Б со ссылкой на то, что учредителями предприятия согласно его уставу являются граждане, которые не собирались заниматься предпринимательской деятельностью, основали предприятие по просьбе малознакомых лиц за вознаграждение, финансово-хозяйственной деятельностью предприятия Б не занимались, бухгалтерских документов не подписывали, отчетность в ГНИ не подавали.
Поскольку же фактически хозяйственную деятельность на указанном предприятии осуществляли неустановленные лица, а учредительными документами предприятия Б созданы условия для осуществления другими физическими и юридическими лицами деятельности вне государственного контроля с целью уклонения от уплаты налогов в бюджет, то на основании ст. 8 Закона «О предпринимательстве», п.п. 4, 6, 7 «О порядке государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности», утвержденного постановлением КМУ №740 от 25.05.98 г. (действовало до 1.07.2004 г.) (далее - Порядок №740), исковые требования ГНИ судом были удовлетворены. То есть суд своим решением, назовем его №2, признал недействительными устав, учредительный договор предприятия Б, а также свидетельство о регистрации плательщика налога на добавленную стоимость.
Все как обычно, стандартная ситуация - у предприятия А в связи с этим возникли проблемы с налоговым кредитом. Что остается делать в таком случае? Есть два варианта: уплатить в бюджет неправомерно отнесенную сумму НДС или же искать правду в судах.
Предприятие А выбрало долгий и сложный путь - поиск правды в судах.
Но в данном случае предприятие А решает не судиться с налоговыми органами, а просит пересмотреть решение суда о признании недействительными устава, учредительных документов и свидетельства плательщика НДС предприятия Б. Основанием для этого послужило запоздалое ознакомление администрации предприятия А с текстом этого решения суда, а это уже является вновь открывшимся обстоятельством, и суд обязан пересмотреть данное дело. Этому не помешало даже то, что были нарушены сроки возможного пересмотра дела.
Бывает так, что судьи тоже ошибаются
Для предпринимателей сразу будет сказано, что, ознакомившись с текстом вышеупомянутого решения суда, администрация предприятия А обнаружила, что данное решение было принято судом незаконно, поскольку рассмотрение подобных дел не входит в полномочия судей районных судов.
Для юристов и адвокатов расскажем, что такой вывод был сделан по следующим причинам:
1. В мотивировочной части решения идет речь о том, что ГНИ обратилась в суд с иском о признании учредительных документов предприятия Б недействительными, ссылаясь на то, что учредители предприятия Б не занимаются ни хозяйственной, ни финансовой деятельностью своего предприятия.
Согласно ст. 1 Закона «О судоустройстве Украины» органы судебной власти осуществляют свои полномочия на основаниях, в пределах и порядке, предусмотренных Конституцией Украины и законами.
В соответствии с п. 1 ст. 22 и п. 1 ст. 23 этого же закона местный районный суд рассматривает дела, отнесенные процессуальным законодательством к его подведомственности, а судья данного суда осуществляет правосудие в порядке, установленном процессуальным законодательством.
Согласно ст. 24 ГПК Украины районным судам подведомственны гражданские дела по спорам, которые возникают в гражданских, семейных, трудовых и кооперативных правоотношениях, если хотя бы одной из сторон в споре является гражданин.
Формально вышеупомянутое решение суда было вынесено в пределах его компетенции, поскольку ГНИ обратилась с исковым заявлением к физическим лицам - гражданам - учредителям предприятия Б.
Таким образом, поскольку ГНИ подала иск к физическим лицам, то в рамках дела должен был рассматриваться спор о правах и обязанностях физических лиц, и соответственно, по результатам рассмотрения вышеупомянутого дела должно было быть вынесено решение относительно прав и обязанностей физических лиц - учредителей предприятия Б.
Однако, как указывалось выше, предметом иска ГНИ было признание недействительными учредительных документов и свидетельства о регистрации плательщика НДС - предприятия Б, то есть юридического лица. То есть судом в рамках дела рассматривался спор по иску юридического лица к юридическому лицу относительно прав и обязанностей юридического лица. И упомянутое ранее решение суда по делу было также вынесено относительно юридического лица.
Но ведь согласно ст. 12 Хозяйственного процессуального кодекса (ХПК) в Украине споры, возникающие между юридическими лицами, подведомственны исключительно хозяйственным судам, иначе говоря, спор, подобный указанному выше, должен был разрешаться в хозяйственном суде, а не в суде общей юрисдикции.
Таким образом, суд при вынесении решения №2 превысил свои полномочия, поскольку в Украине согласно ст. 12 ХПК споры, возникающие между юридическими лицами, подведомственны исключительно хозяйствен¬ным судам.
Более того, суд при рассмотрении вышеупомянутого иска ГНИ не учел того обстоятельства, что ни одним действующим нормативным актом Украины не предусматривается обязанность учредителей предприятия Б заниматься хозяйственной или гласно ст. 62 Закона «О хозяйственных обществах» (действующего на момент регистрации предприятия Б) все вопросы, касающиеся деятельности такого предприятия, относятся к компетенции его исполнительного органа, коим является дирекция.
Кроме того, суд руководствуется довольно сомнительными и противоречивыми доказательствами. Так, например, в процессе исследования материалов дела суд якобы из объяснительных учредителей предприятия Б выясняет, что названное общество было ими зарегистрировано по просьбе их знакомой за вознаграждение $50, после чего они никакого отношения к деятельности предприятия не имели.
Также в решении суда №2 указано, что, поскольку последние не вели деятельности предприятия Б, а тематическая проверка нахождения по юридическому адресу, проводимая ГНИ, показала, что данное предприятие не находится по своему юридическому адресу, то такие факты являются доказательствами, по утверждению представителя ГНИ, что учредительными документами предприятия Б созданы условия для других юридических и физических лиц осуществлять свою деятельность вне государственного контроля с целью уклонения от налогов в бюджет.
Однако учредителями предприятия Б было проведено несколько собраний, на которых выбирался директор этого общества, а также происходили изменения в составе участников общества, что подтверждается приложенными протоколами собраний учредителей предприятия Б. Следовательно, свою прямую функцию упомянутые участники выполняли в соответствии с предписанием закона.
Таким образом, поскольку в названном обществе собранием его учредителей был избран исполнительный орган, то есть дирекция, а вести учредителям какую-либо другую деятельность, как то: финансовую, либо хозяйственную, как уже упоминалось ранее, законодательство не разрешает, то это обстоятельство, равно как и тот факт, что предприятие не находится по своему юридическому адресу, не может являться доказательством того, что предприятие изначально регистрировалось для неправомерной деятельности, и более того, быть основанием для принятия решения о признании недействительными учредительных документов предприятия Б.
Но самое интересное, что в решении суда не сделано ни одной ссылки на нормы процессуального законодательства, обосновывающие право судов общей юрисдикции признавать недействительными учредительные документы предприятия, как это обязывает ст. 1 и п. 1 ст. 23 Закона «О судоустройстве Украины», а также ст. 11 ГПК Украины.
Дело в том, что в нормах действующего законодательства Украины вообще не предусмотрен порядок или права судов признавать учредительные документы предприятия недействительными с определенного момента.
Согласно ст. 26 ГК УССР (в то время еще действовала старая редакция Гражданского кодекса) правоспособность юридического лица, если его устав подлежит регистрации, возникает в момент его регистрации, соответственно, прекращение правоспособности юридического лица происходит согласно ст. 37 ГК УССР исключительно путем его ликвидации или реорганизации, порядок которых определяется действующим законодательством Украины - ст. 8 Закона «О хозобществах» и Порядка №740, откуда следует, что сделки, совершенные от имени такого общества, являются действительными с момента его регистрации.
Кроме того, согласно ст. 6 Закона «О предприятиях в Украине», действовавшего в период вынесения судом упомянутого решения №2, предприятие считается созданным со дня его государственной регистрации. Ликвидация предприятия считается завершенной с момента исключения его из государственного реестра Украины.
Из вышеизложенных норм законодательства следует, что правоспособность юридического лица не определяется действительностью или недействительностью его учредительных документов. Отсутствие у юридического лица действующих учредительных документов означает, что всего лишь не определены лица, которые исполняют функции должностных лиц этого юридического лица, а также неопределенность их полномочий и обязанностей, но при этом не ущемляется правоспособность самого юридического лица.
Более того, необходимым участником, как регистрации, так и ликвидации юридического лица является орган государственной регистрации, в случае с предприятием Б - районная государственная администрация.
В соответствии с нормами п. 10 Порядка №740 (действовало до 1.07.2004 г.) при наличии всех документов, отмеченных в этом документе, орган госрегистрации обязан в течение не более пяти рабочих дней со дня их поступления внести данные регистрационной карточки в Реестр СПД (автоматизированной системы сбора, накопления, обработки и оперативного предоставления информации о СПД) и выдать свидетельство о госрегистрации установленного образца с проставленным идентификационным кодом.
В соответствии с п. 33 этого порядка отмена госрегистрации юридического лица осуществляется по заявлению владельца (владельцев) или уполномоченного им (ими) органа, а также на основании решения хозяйственного суда.
Таким образом, с целью всеобъемлющего и объективно¬го рассмотрения обстоятельств регистрации предприятия Б, и тем более принятия решения о законности/незаконности его регистрации, необходимо было заслушать мнение представителей районной государственной администрации, которые непосредственно и осуществляли все действия, необходимые для регистрации вышеупомянутого предприятия Б.
Более того, факт признания судом недействительными уставных документов предприятия Б налагает на представителей районной государственной администрации обязательства провести предусмотренные законом мероприятия по его ликвидации.
Учитывая вышеизложенное, можно сделать вывод о том, что райгосадминистрация должна была являться в этом гражданском деле третьим лицом, не заявляющим самостоятельных требований. Однако представители вышеупомянутой райгосадминистрации даже (так же как и пред¬приятие А) не были уведомлены судом о существовании вышеупомянутого судебного спора) и, соответственно, участия в деле никоим образом не принимали.
Также следует обратить особое внимание на то, что суд не учел то обстоятельство, что факт регистрации СПД с целью предоставления другим СПД необходимых условий для уклонения от оплаты налогов в бюджет содержит в себе признаки уголовно наказуемого деяния, предусмотренного ст. 205 Уголовного кодекса Украины (УК), то есть фиктивное предпринимательство.
Из материалов дела видно, что и суду и истцу по делу (ГНИ) в момент рассмотрения дела было известно о совершении преступления физическими лицами - учредителями предприятия Б, запрещенных ст. 205 УК Украины.
Однако судом данное обстоятельство не было принято во внимание. А ведь согласно ч. 1 ст. 62 Конституции Украины и ст. 15 УПК Украины никто не может быть признан виновным в совершении преступления иначе как по приговору суда и в соответствии с законом.
Таким образом, тот состав преступления, на который сослался суд в своем решении о признании недействительными учредительных документов предприятия Б, должен был быть доказан судом.
Это, в свою очередь, означает, что суд в процессе рассмотрения дела, выявив доказательства уголовно наказуемых деяний граждан, согласно ч. 3 ст. 235 ГПК Украины обязан вынести определение о возбуждении уголовного дела и при¬влечении лица к уголовной ответственности по соответствующей статье Уголовного кодекса Украины либо вынести определение об отказе в возбуждении уголовного дела в соответствии с ч. 1 ст. 99 УПК Украины.
Однако из вышеизложенного становится, очевидно, что в порядке гражданского судопроизводства устанавливались и доказывались обстоятельства, свидетельствующие о совершении уголовно наказуемого деяния. Тем самым была нарушена норма ч. 1 ст. 62 Конституции Украины, установившая в Украине принцип презумпции невиновности, в соответствии с которой признание деяния уголовно наказуемым происходит в порядке уголовного, а не гражданского судопроизводства.
Таким образом, суд, рассмотрев дело и вынеся по нему решение, применил ст. 24 ГПК, в соответствии с которой районным судам подведомственны гражданские дела по спорам, возникающие в гражданских, семейных, трудовых и кооперативных правоотношениях, если хотя бы одной из сторон в споре является гражданин. В деле же сторонами являются юридические лица. А значит, суд применил нормы ст. 24 ГПК вопреки нормам Конституции Украины, а именно ч. 2 ст. 19 Конституции Украины, в соответствии с которой органы государственной власти обязаны действовать только в порядке, предусмотренном действующим законодательством Украины.
Следовательно, решение суда было принято с нарушением ч. 1 и п. 1 ч. 3 ст. 129 Конституции Украины, то есть основного принципа судопроизводства - законности.
Поэтому, принимая во внимание все вышеизложенное, а также ст. 2 Закона «О судоустройстве Украины», согласно которой задачей гражданского судопроизводства является охрана прав и законных интересов физических, юридических лиц, государства путем всестороннего рассмотрения и разрешения гражданских дел в полном соответствии с действующим законодательством, можно сделать вывод о том, что решение суда принято вопреки законодательству.
В итоге после предъявленных объяснений в суде предприятие А добилось, чтобы суд отменил свое же решение о признании недействительными устава, учредительных документов и свидетельства плательщика НДС предприятия Б, а значит, взыскание налога на добавленную стоимость, предъявленное налоговиками в своем акте внеплановой проверки по предприятию А, является безосновательным.
В заключении необходимо дать некоторые рекомендации.
1. Следует иметь в виду, что в соответствии с нормами действующего законодательства Украины вообще не предусмотрено порядка или права судов признавать учредительные документы предприятия недействительными с определенного момента.
2. Если же налоговые органы ссылаются на некоторые решения судов относительно признания устава, учредительных документов и свидетельства плательщика НДС предприятия недействительными, то следует провести юридический анализ этого решения и принять меры к попытке отменить его. Главное в данном случае - не упустить время и не прозевать срок пересмотра таких дел, ну а если это уже произошло, как, собственно, произошло в рассматриваемом нами случае, - то искать доказательства того, что сроки пропущены по не зависящим от администрации вашего пред¬приятия причинам.
3. Особо следует отметить тот факт, что ст. 292 ныне действующего Гражданско-процессуального кодекса уже предусмотрено право на апелляционное обжалование судебных решений для всех лиц, права и интересы которых нарушены этим решением, тогда как в соответствии со ст. 290 старого ГПК такое право давалось только сторонам судебного процесса (фактически только истцу, ответчику и третьей стороне).
Евгений Храбров,
президент Республиканского центра «Процесс»
Александр Шипка,
адвокат АК «Бирк и партнер»

 

 

Мнение президента Республиканского центра «Процесс» Евгения Храброва
Республиканский центр «Процесс» - правозащитная организация. Существует с 1989 года. Среди учредителей центра - Министерство здравоохранения и Министерство внутренних дел Украины. Объединяет 293 предприятия различных организационно-правовых форм в ведущих отраслях экономики. Принимает участие в законотворческой деятельности. В 1992 году выступил учредителем Украинского союза промышленников и предпринимателей (УСПП) и Украинской ассоциации качества (УАК).
Закон восторжествовал и на этот раз. Только спрашивается, почему предприятию, которое ведет законную деятельность, приходится решать проблему государственного значения (а именно «фиктивное » предпринимательство), да еще и за свой счет. Почему адвокатам приходится доказывать незаконность решений государственных органов, и можно ли после этого случая вообще им доверять и надеяться на справедливое решение.
Исходя из сути этого дела и всех предыдущих подобных дел, становится ясно, что весомым аргументом в судебных делах становится заключение эксперта Научно-исследовательского института судебных экспертиз. В статье об этом не упоминалось, но я с уверенностью могу сказать, что судебный эксперт тоже подтвердил законность всей документации пред-приятия, которому налоговыми органами были сделаны доначисления по НДС, а также законность всех операций с его контрагентом. Похоже, что это пока единственный орган, способный объективно оценить ситуацию и дать четкий вразумительный вывод.